Закончив дела в Минске, я полетел в конце апреля в Одессу, где ожидался фестиваль и нужно было дать несколько концертов. Наш ТУ-134 Минск-Одесса взлетел ровно, я задремал у окна, но вскоре проснулся от неприятного ощущения прозрачности. Самолет слегка кидало, солнечный свет казался нестерпимо ярким, а собственное тело и все вокруг пронизывал непонятный сухой жар. Если прикрыть глаза, можно было увидеть, что он клубится, как солнечный протуберанец. Я заглянул в иллюминатор и увидел внизу, на земле, крупные строения какого-то промышленного объекта и неподвижный издалека столб дыма над ним.
  Непривычная сонливость валила меня в Одессе, я засыпал прямо за столиком жюри фестиваля. Кто-то сказал, что взорвалась атомная станция под Киевом. (далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

  В середине 50-х годов наш чердак опустел, в него наведывались только перед Новым годом, чтобы вытащить ёлочные игрушки. Путешествие на чердак всегда было заманчивым и таинственным, в его недрах прятались всякие вещи, потерявшие своё значение в доме. Например, там было всё для правильной сервировки стола, но еды во время войны стало мало и густо сервированный стол выглядел бы нелепо.
  Бабушка-мама готовила картофельный суп, это была мелко порезанная и хорошо разваренная картошка, заправленная поджаренным на настоящем масле луком. Раз в неделю она делала котлеты, и я любил во время этого действа околачиваться на кухне. Там я впервые попробовал сырое мясо и стал хищником, во всяком случае, я так считал – ведь я попробовал сырое мясо. Играть в хищника не заладилось, это было скучно и однообразно. (далее…)

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...